Вы здесь

О монадном символизме и теории струн

Шкилёв В. Д. Ловецкий Г. И.
 

Теория струн, как известно, область, которой занимаются как физики, так и высокопрофессиональные математики, ведь теория струн – это теория, которая претендует на «всё», в том числе и на «теорию всего», включая объединение всех известных в физике взаимодействий – гравитационных, электромагнитных, сильных и слабых.

Ни физики, ни тем более высокопрофессиональные математики, как правило, не интересуются вербальными и, как правило, очень рыхлыми философскими рассуждениями, которые не содержит никаких формул. Но в философии есть направление, которое называется символизмом и которое способно с помощью символов компактифицировать любой, даже бесконечно большой, объём информации. На вербальном уровне до нас дошла одна из фраз величайшего мыслителя древности – Пифагора. И это фраза с претензиями такого же уровня, как и «теории всего» или «теории струн». Фраза очень короткая и дословно она звучит очень просто – «Монада – это всё». Как сказал Сенека Младший «Язык правды прост».

И в теории струн и в монаде есть такие понятия как противоположности или двойственности, в частности таких противоположностей как сложность и простота. Теория струн очень сложна, а символика обладает противоположным, не менее важным свойством – относительной простотой. С простейшим понятиями в символизме знакомы почти все, а в теории струн разбирается около сотни, не более, величайших математиков.

Даже сам символ в разных культурах назван по-разному – на Западе он назван монадой, а на Востоке – Инь-Ян. И дело не только в названии символа, а даже в его изображении. Один символ, получивший название монада Пифагора, построен, как и все римские цифры, на европейской геометрической культуре, использующей только прямые линии, второй символ Инь-Ян полностью исключает прямые линии и построен на плавных кривых, характерных для азиатских культур (Рис. 1). Выдвинут тезис утверждающий, что, несмотря на принципиальные геометрические различия монады Пифагора и восточной монады Инь-Ян, просматривается тенденция к взаимодополнению этих символов, подтверждая философский закон о борьбе и единстве противоположностей.

H:\работа\Lepestok\Новая папка\Рис1.bmp

Рис. 1. Европейская монада Пифагора и азиатская монада Ян-Инь.

Россия, как евроазиатская страна, легко объединила оба монадных символа, что предопределяет её светлое будущее в политическом единении всех стран. Сама этимология слова «славянин» произошло от фразы «Слава Ян-Инь», которое непосвященные со стороны принимали за своё представление при встрече наших предков-гипорборейцев [1-2].

Монада легко раскрывает с квантовых позиций даже арифметические основы, расщепляя натуральные числа на лево- и правовращательные геометрические фигуры [3] многие экономические вопросы, включая такие понятия как генезис коррупции [4] и возможные последствия от применения нанотехнологий [5]. Но в рамках этой работы надо, прежде всего, раскрыть каким образом монада повлияла на эволюцию физики и, в частности, теории струн. Приведенные ссылки [1-5] использованы только для доказательства фразы Пифагора «Монада – это всё».

Обсудим не всеми принятый торсионный подход в физике, обусловленный полями кручения. Часть современных физиков, пользующихся торсионным подходом, но не пользующихся монадным символизмом, признают, что проявленные из физического вакуума элементарные частицы (не только электроны-позитроны, их набор значительно шире) существуют не независимо друг от друга, а заданы параметрами физического вакуума. Между этими парами элементарных частиц, обретающими вещественную плотность, существует нерушимая связь с самим физическим вакуумом – с уровнем реальности им предшествующим и их порождающим. Этот длинный набор слов, которые не все могут точно осмыслить, с помощью монадного подхода компактифицируются до простого символа (рис. 2) на котором «нерушимая связь» изображена фракталом, соединяющим электрон и позитрон и одновременно мир материальный и физический вакуум.

Рис. 2. Монада, как символ «фитона»

Один из основоположников этого направления академик РАЕН Шипов Г. И. ввел в обращение такой термин как «фитон», представляющий вложенные друг в друга электрон и позитрон. С позиции монадного символизма это можно легко отразить в виде рис. 2.

Российская академия наук, которая не признает работы академика РАЕН Шипова Г. И., является в некотором смысле противоположностью Российской академии естественных наук. РАН с большим уважением относится к изучению появления из физического вакуума электронно-позитронных пар, но первопричину такого объединения не находит и наличие «нерушимой связи» не признает. А. Эйнштейн, как известно, квантовую механику не признавал и называл эту «нерушимую связь» телепатией. Проблема единой теории поля без всяких математических уравнений решается естественным образом на некоем феноменологическом уровне автоматически, а линия, точнее струна, отвечающая за «нерушимую связь» есть предтеча понимания теории струн.

 Согласно монадному символизму две вышеперечисленных академии наук, если перестанут соперничать, а перейдут в режим единения, то они, согласно монадной диалектике Гегеля (тезис, антитезис и синтез тезиса и антитезиса) обречены на лидерство в мировой науке.

А теперь перейдем к анализу, а точнее к монадному единству анализа и синтеза, рассмотрим с философских позиций теорию струн, а для того углубимся на тысячи лет назад и рассмотрим один из монадных рисунков трипольской культуры.

Около 5000 лет назад, когда один из потоков наших предков-гипорборейцев, уходя с севера на юг, временно на территории тогда не существовавших Украины, Молдовы и Румынии заложил новую культуру, получившую название трипольской. Особенность этой культуры проявлялась прежде всего в том, что все глиняные изделия были покрыты монадными рисунками. Уникальный монадный рисунок [6] чуть более развитый, чем широко известный символ Инь-Ян, содержал две щуки – одну с закрытым глазом, а вторую с открытым глазом и центральную часть, на которой была расположена лягушка, как символ сущности, способной существовать в двух стихиях. А какое имеют отношение наши «дремучие» предки 5000 давности к современной физической теории струн? Гипотеза, а это, только гипотеза, претендует на сенсацию, дело в рисунке на спине лягушки. На ней нанесены квадратики и расположены квадраты по монадному принципу и число этих квадратиков равно числу 10 – наиболее часто встречающейся мерности в теории струн. Таков информационный привет от наших далеких предков.

Рис. 3. Монадный рисунок трипольской культуры. Этому рисунку более 5000 лет

Такие же тройственные монады встречаются практически во всех древних культурах, на Востоке центральная часть символа занимала жемчужина. Но только в трипольской монаде имеется намек, что наши предки предположительно что-то знали о 10 измерениях в теории струн.

Рис. 4. Восточное изображение тройственной монады.

         Такой же предтечей для понимания теории струн может служить и экспериментальное обнаружение квантово-волновых пульсационных дорожек при высоковольтным барьерном разряде [8] в котором отдельные испарившиеся участи тонкой фольги, соединяются тонкими линиями-струнами. К такой же предтече можно отнести и буддистское понятие «серебряной нити», соединяющее физическое тело с его фантомом (сознанием, вышедшим из тела). Дело в том, что у физиков нет ни одного экспериментального факта, подтверждающего теорию струн. В связи с этим некоторые физики, вооружившись критерием Поппера, задаются простым вопросом – а относится ли теория струн к научным теориям или это математические миражи в которых с большим увлечением кувыркаются выдающиеся математики? На эти вопросы монадный символизм отвечает так – если идеи теории струн можно изобразить на объёмной, а не плоской монаде, то струны – это реальность. Правда, реальность струны, имеющей размеры планковской длины (10-35 м) экспериментально мы наверно никогда не увидим.

В объёмной монаде линия, разделяющая Инь и Ян, становится плоскостью, а в многомерной монаде – в свёрнутый в спираль объём. Ни одной философской работы по многомерным монадам нам неизвестно, это дело будущих философов с великолепным топологическим образованием. Теория струн чаще всего использует 10 измерений (девять пространственных и одно временное), М-теория использует математический аппарат с применением 11 измерений, а F-теория струн – 12 измерений. Еще больше измерений в теории струн, которая рассматривает существование кванта тяготения – «тахиона» или «гравитона», она использует 26 измерений. Теория струн порождает мельчайший сгусток гравитационных сил, и является одним из частных примеров колебаний струн, а огромный организованный массив вибрирующих струн при этом не вполне корректно представлять это состояние как беспорядочную массу отдельных колеблющихся струн. Это скорее не хаос, а строжайший порядок, или точнее монадное единство порядка и хаоса, создающее структуру пространства-времени из когерентного состояния струн. И никаких признаков существования такого привычного для нас понятия, как материя. Вышеназванные «гравитоны», согласно математическим решениям, обладают мнимой массой, которая не имеет прямого отношения к привычной материи. Вероятнее всего, что объём между Инь и Ян превращается при этом в сложнейший многомерный топологический объём с непредсказуемыми и удивительными свойствами, которым нашим Сознанием еще не придуманы соответствующие термины. Современные философы [2] упрощают тройственную монаду до простого вида:

Рис. 5. Тройственная монада

В теории струн имеется два вида струн – одни одномерные, имеющие начало и конец, и другие – замкнутые, образующие петли. Попробуем это изобразить на объёмной четырёхмерной монаде, у которой есть плоскость из одномерных струн, выходящих из нижней точки и заканчивающихся в верхней точке (рис. 6). Для струн такого типа математики допускают их распад и их объединение. А философы добавляют к этому списку и возможность чередования более плотных и более слабых сгустков струн, которые можно назвать «струнной интерференцией». Более плотные сгустки, по аналогии с миром материальным, должны соответствовать наиболее длинным одномерным струнам, для которых колебания должны быть проявлены более сильно.

Рис. 6. Плоскость, разделяющая в объемной монаде Инь и Ян.

Плоскость, она же мембрана из теории струн, состоящая из бесчисленного набора одномерных тончайших струн, которые отвечают за пространственные мерности. Учитывая тот факт, что каждый новый шаг в классической физике, посвященной интерференции, сопровождался Нобелевской премией, предсказанные возможности «струнной интерференции», должны быть еще более значимы. Математики легко допускают в своих математических моделях существование не плоской, а объёмной мембраны, состоящей из набора плоских мембран, каждая из которых обладает своей мерностью, что позволяет предположить существование и «межплоскостной интерференции». Возможно, что именно на неё со временем падёт «подозрение» в формировании следующих первокирпичиков, которые называют «кварками». Философы, как впрочем, и математики, абсолютно свободны в своих фантазиях. Это не строительство моста или самолета в вещественном мире, за который в случае аварии придется отвечать перед прокурором. Впрочем, это свобода, предоставленная математикам и философам, согласно монаде, должна уровновешиваться величайшей личной ответственностью, которая должна быть намного строже любого прокурора.

Рис. 7. Плоская мембрана, разделяющая Инь и Ян, с признаками «струнной интерференции»

На другом рисунке (рис. 8) два островка на плоской монаде, превращается в тор (символ жизни в эзотерике). В частности, и символ инкарнации, отвечающий за бесконечное чередование жизней и смертей на объемной монаде.

Тор – идеальная фигура, которая может претендовать в теории струн за временную мерность и имеющая форму замкнутой спирали, которая с некоторой позиции имеет вид набора петель, которые получают математики в своих математических решениях.

Интуитивное понимание этих монадных особенностей позволило получить патент на термоядерный реактор типа токомак [9], имеющий форму активной зоны в виде вихревого тора.



Рис. 8. Объёмная монада, с тором, обеспечивающим важнейшее качество монады – ее неразрывность.

Учитывая ожидаемые огромнейшие трудности при экспериментальном подтверждении теории струн, можно пойти по пути обнаружения аналогий в математических моделях реальных объектов макромира. Вспомним «Изумрудную скрижаль» Трисмегиста и его основные выводы, относящиеся ко всему, которое для нашего текста можно трактовать как «то, что внизу – то и на верху». С этих позиций спиральная мембрана, разделяющая объёмную Ян и Инь удивительно похожа на обыкновенный зелёный лист нашего четырёхмерного мира (рис. 9)

Рис. 9. Зелёный лист из макромира.

Прожилки на привычном зелёном листе могут послужить подсказкой более сложных форм проявления «струнной интерференции». Тройственная монада, изображенная выше (рис. 5), может быть изображена и иначе.

Центральная часть такой монады – простой круг с тремя островками внутри (рис. 10) встречается очень часто у наших предков в различных культурах, в частности на территории Украины и особенно Крыма. Символ внешне очень прост, но глубина понимания триединства в философии многопланова и неоднозначна, хотя бы потому, что с помощью этой логики затрагивается одно из основополагающих понятий нашей цивилизации – триединство Бога (Бога – отца, Бога – Сына, и Бога – Святого Духа). В противовес теологическому триединству, можно представить понимание научного неделимого триединства – энергии, материи и информации.

Рис. 10. Триединая монада как символ единения информации, энергии и материи

Рис. 11. Триединая центральная часть монады

Эти три кружочка – всего лишь проекции более усложненной фигуры, которую сейчас уместно привести, но анализ которой, мы чуть отложим. Это не только желание заинтриговать читателя, но и понимание того, что читателя нужно подготовить к раскрытию такой информации. В простой монаде – такое единство достигается за счёт простого тора, который образует так называемое второе (внутренее) кольцо силы в монаде. В триединой монаде единство достигается за счет более сложной структуры (рис 12), обладающей более сложной топологией. Это особенно важно при понимании объемной монады.

Рис. 12. Центральная часть усложненной монады в виде сложной топологической фигуры (проекции этой фигуры на плоскость создают шесть кружков, изображенных на рис. 10)

Если отбросить основные понятия – материю, энергию и информацию и вернуться к понятиям мерности, то эти же шесть кружков будут отвечать за число мерностей. Пользуясь аналогией, не очень трудно построить многомерную топологическую фигуру в центре триединой монады, отвечающей как за 10-мерное пространство, так и за М- и F- теории, отвечающие за 11 и 12 число мерностей. Трудности могут возникнуть только при построении топологических фигур, отвечающих за 26 и более чисел мерностей. Особенные трудности могут возникнуть, когда число пространственных мерностей будет дополняться множеством временных мерностей.

В этой работе мы не затронули, как философы, такие важнейшие понятия теории струн как суперструны, многообразие скомпактифицированных пространств Калаби-Яу, которые теоретики описывают трёхмерными фигурами и в которых есть собственный мир со своими мерностями и из которых, возможно, наша Вселенная, содержащая бесконечное количество миллиардов звёзд, воспринимается как одно из скукоженных (свернутых) пространств Калаби-Яу. Этот кажущийся абсурд с пространствами Калаби-Яу легко опишет монада, у которой две половинки состоят из двух противоположностей – большое и малое. Тогда «островки» на монаде получат два противоположных смысла, один будет назван «большое в малом», а другой – «малое в большом». Если же взять более понятные нам противоположности, например, такие как «боль – наслаждение» то смысл островков проявится в таких понятиях как «наслаждение от боли», известное нам как мазохизм, а второе как «боль от наслаждения». Последнее чувство можно также назвать сексуальным мазохизмом и испытывают его очень немногие, преимущественно женщины.

Учитывая уровень амбициозности теории срун можно предположить, что кроме двух уже состоявшихся первой и второй революции в этом направлении, можно предсказать существование бесконечного числа революций в каждой из математических моделей, отвечающей за выбранную мерность. Это конечно можно отобразить бесконечной цепочкой взаимосвязанных монад, как это делали наши предшестенники-философы. Но такая модель для квантовой теории струн была бы неверной. Это скорее «веник», из бесконечного набора монадных цепочек. Ожидать быстрого окончательного решения теории струн, учитывая многообразие в принципах симметрии не приходится. Пройдут столетия и современная формулировка теории струн преобразуется во что-то неузнаваемое для современных, даже выдающихся, математиков. Возможно, даже что теория струн станет всего лишь одним из шагов на пути к гораздо более величественному пониманию Мироздания, которое будет оперировать такими сложнейшими понятиями, которые нами ещё на сегодняшний день не оформлены в нашем Сознании. Философия науки учит нас тому, что Мироздание при попытке создать единую модель обязательно удивит нас сюрпризами, которые потребуют от нас радикальных изменений наших первичных базисных понятий. Философы убеждены в простых истинах – познание процесс бесконечный, а теологический вывод о том, что Высший космический разум (Бог) непознаваем, который трактуется как возможный призыв к приостановке дальнейшей эволюции нашего Сознания, фактически нуждается в противоположном научном выводе – «познавать Бога мы обязаны сделать смыслом всей нашей земной жизни». Фактически эти два вывода призывают нас делать всю свою жизнь то, что нельзя сделать. Но это только кажущаяся бессмысленность из нашего примитивного четырехмерного пространства.

 

Выводы:

1. Более двух тысяч лет назад великий Пифагор сказал, что «Монада – это всё». И эту правду подтверждает сегодня и теория струн, также претендующая на «теорию всего».

2. Из первого вывода следует второй – полезно рассматривать в неразрывном единстве монаду из физико-математических и философских концепций.

3. Ввиду откровенного отставания философии в познании Мироздания, часть философов для дальнейшего познания должна стать классными топологами для описания многомерных монад. Согласно монаде, возможен и другой путь – часть классных топологов должна стать философами-символистами.

 

Литература:

1. Шкилёв В. Д., Беккель Л. С. «Русская арифметическая матрица как основание пирамиды квантовой геометрической матрица плотности». Электронная версия КФ МГТУ им. Н.Э. Баумана. http://monada-edinenie.ru/Matrix

2. Шкилёв В. Д. Мартынюк Н. П. «Исторические исследования первоисточников в монадологии». Альманах современной науки и образования. Издательство Грамота. №2 (69) 2013, с 197-209.

3. Шкилёв В. Д. «О цифрах и фракталах с позиций квантовой механики» Альманах современной науки и образования. №1 (56) 2012, с.88-107. http://monada-edinenie.ru/node/12

4. Шкилёв В. Д. Сауляк А. И. «О символическом понимании генезиса коррупции и о возможностях информационных технологий»  Журнал «Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. №1 (7) 2011, с. 203 – 208. http://monada-edinenie.ru/corruption

5. Шкилёв В. Д., Мартынюк Н. П., Фотенко В. М., Адамчук А. Н., Сауляк А. И. «Нанотехнология и классическое промышленное производство. Философское осмысление последствий применения нанотехнологии» Журнал «Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. №1 (7) 2011, с. 215– 227. http://monada-edinenie.ru/node/66

6. Даниленко В. Н. «Космогония первобытного общества. Альбом иллюстраций Трипольской культуры из книги «Начала цивилизаций»».

7. Шкилёв В. Д., Мартынюк Н. П., Адамчук А. Н. Научное открытие №421 в области квантовой механики «Явление образования интерференционных волн на диэлектрической мишени» Потоцкий В. В. Научные открытия, идеи, гипотезы (2008-2014) Издание Российской академии естественных наук. Москва 2013., с122-123.

8. Шкилёв В. Д., Беккель Л. С. «Об экспериментальном обнаружении квантово-волновых пульсационных дорожек» Электронная версия КФ МГТУ им. Н. Э. Баумана. С.    -     .

9. Шкилёв В. Д. Патент РФ на термоядерный реактор № 2535263, кл. G21B1/00 от 2015 года.

Яндекс.Метрика