Вы здесь

О монадном понимании юмора

О монадном понимании юмора

 

Шкилев В. Д., Ловецкий Г. И., Беккель Л. С.

 

«Теория юмора – трудный орешек»

Станислав Лем

«Смешное является одной из неразгаданных проблем философии»

Монро

 

         Прав был Бернард Шоу, утверждавший, что желание писать о смешном свидетельствует о том, что чувство юмора утрачено безвозвратно. Это, наверное, может произойти, если чувство юмора свести к изучению анатомии лицевых мускулов приматов, как это делал Чарльз Дарвин. Такие исследования могут быть полезными сами по себе, но для раскрытия понятия юмора они бесполезны. Анализ первичных понятий всегда чреват, но, тем не менее, практически все крупные философы прошлого исследовали это понятие. У Платона понятие юмора осознано как негативное явление, вытекающее из озлобленности и завистливости. Смех, как проявление юмористического начала, был осужден Платоном. Аристотель относился к юмору чуть мягче - он считал, что юмор – это некоторая ошибка и безобразие, никому не причиняющее вреда и ни для кого не пагубное, он первый обратил внимание на эффект неожиданности, что смех проявляется в виде неожиданного триумфа. Фрейд считал юмор защитной реакцией против страха запрета. Человек, по его мнению, при помощи смеха избавляется от страха перед родителями, сексуальностью, политической системой и т. д. Такое понимание юмора можно изобразить монадой:

Рис. 1. Символ политического анекдота

 

         Такое понимание юмора было характерным и для нас в эпоху сталинизма и за такое понимание юмора получали десять лет без права переписки. Но понимание юмора далеко не всегда противопоставляется пониманию страха или, говоря обобщенно, стремлению человека уйти от неприятной ему реальности. Понятие юмора всегда сопряжено с наличием какого-либо противоречия, нелепости. Но нелепость далеко не всегда комична. Так Дж. Эддисон, известный американский изобретатель, утверждал, что не всякое объединение идей остроумно, а лишь неожиданное и в основе юмора может лежать не столько сходство идей, сколь их противоположности. Гегель отмечал, что остроумие схватывает противоречие. Понятие о чем-либо смешном «светится через противоречие». Какое это противоречие? Это может быть противоречием между «смехом тела» и «смехом ума».

         Аристотель считал, что «смех ума» – это то, что отличает нас от животного. Может ли смеяться обезьяна или лошадь? Да, могут. Но это «смех тела», относящийся к нижним уровням чувственности. Такие противоречия можно изобразить следующими монадами:

Рис. 2. Монада, как противопоставление «смеха тела» и «смеха интеллекта»

 

Рис. 3. Монада как противопоставление примитивного описания ситуации и абстрактного обобщения

 

         Большинство анекдотов развиваются по следующему сценарию:

Рис. 4. Монадное понимание анекдота

 

         Все виды теорий комического (теория негативного качества, теория отклонения от нормы, теории контраста, теории противоречия) в той или иной форме раскрывают противоречия разных уровней. Смешение слов и выражений, принадлежащих различным стилям, использование слов-каламбуров, употребление слов близких по звучанию, но далеких по значению, использование приемов «внезапный поворот событий» – все это также использование противоречий. Более тонкое монадное противоречие раскрывается через пару «юмор-сатира». Неделимость монады, на примере этой монадной пары, в которой шутка соответствует юмору, а сарказм – сатире, очевидно, любой разрыв этой пары приводит к снижению комизма ситуации.

         Становится очевидным, что понятие юмора это не только философская категория, которая может быть раскрыта на символическом уровне, раскрыть это многоплановое понятие, этот огромный культурный пласт, можно только с привлечением психологов, лингвистов, социологов и, несомненно, с помощью профессиональных эстрадных артистов этого жанра. Каким бы умным не был философ, удачно пошутить ему не всегда дано. Так же, как и профессиональному юмористу, не всегда доступно обобщение философского уровня. Это два полюса по изучению причины юмористического. Юмор, как и любое другое социальное явление, монаден по своей сути:

Рис. 5. Монада, как символ комического, как символ неразрывности юмора и сатиры

 

         Юмор – это, несомненно, всеохватывающий признак «очеловечивания» информации и, несомненно, в нашей жизни есть настолько серъезные дела, что их нужно разрешать только шутя. Создать общую теорию юмористического так же трудно, как в физике создать общую теорию поля. Многоаспектность такого понятия, как юмор, требует и многоаспектности подходов.

         Будем надеяться, что общежитейское чувство юмора не пострадает от чтения такой философской статьи.

Резюме: Все виды теорий комического (теория негативного качества, теория отклонения от нормы, теории контраста, теории противоречия) в той или иной форме раскрывают противоречия разных уровней. В работе приведен объединяющий символ всех комических теорий – монада и еще раз подтвержден тезис Пифагора: «Монада – это всё».

Яндекс.Метрика