Вы здесь

1.14. Концепция научного познания. Совместимость монады с научными принципами

            Осмысление места каждого физического принципа в общей научной методологии чем-то напоминает попытку собрать мозаичную картину из отдельных элементов. У всех научных принципов есть некоторые общие признаки, часть признаков одного принципа зачастую повторяются под другим углом зрения в другом принципе. Это подтверждает очень простую мысль – все эти принципы неделимы, деление на отдельные принципы – это условность, придуманная нами. Но говорить сразу о глубокой взаимозависимости научных принципов было бы методически неверно, поэтому остановимся на каждом принципе отдельно, а вопрос их взаимодействия (сбор мозаичной картины) оставим для индивидуального восприятия. Наверное, у каждого исследователя из научных принципов складывается индивидуальная «мозаичная картина». Но все «мозаичные картины» имеют общие признаки, которые при слиянии сворачиваются в единый универсальный закон Мироздания. Любые явления Природы описываются уже частными случаями этого универсального закона. На этом пути есть определенные трудности, поскольку из универсального закона трудно вычленять частные проявления, как и из обратного процесса – складывания из частных проявлений общей картины Мироздания. Такой универсальный закон Мироздания невозможно построить только на основе классической науки, поскольку мир един и может быть познан только сочетанием интеллектуальных и духовных устремлений. Для создания универсального закона Мироздания нужны не только логика и интуиция, этого явно мало, необходима тонкая  совместная резонансная настройка этих двух подходов.

            Перечислим известные научные принципы. Их семь основных и пять дополнительных. Если Абсолютную Истину сравнить с живым существом, то у него по аналогии должно быть семь основных и пять дополнительных чакр.

-     Принцип симметрии

-     Принцип сохранения

-     Принцип причинности

-     Принцип относительности

-     Принцип соответствия

-     Принцип дополнительности

-     Принцип постижимости (божественности)

(красота, простота, наблюдаемость, воспроизводимость, толерантность)

            Остановимся на каждом из этих принципов в отдельности.

 

Принцип симметрии

            Первоначальный смысл принципа симметрии в согласовании частей в целостной структуре. Если система имеет структуру, то она имеет всегда признаки симметрии. Древнегреческие мыслители воспринимали симметрию, в том числе гармонию и сохранение как базовые принципы, позволяющие восходить по трудному пути познания единой картины мира, с помощью принципа симметрии они воспринимали красоту и совершенство окружающего мира. Во времена средневековья принцип симметрии был практически невостребован, он вновь возродился во времена Ренессанса. Принцип симметрии у философа этого периода Н. Кузанского проявляется через концепцию однородного, изотропного, бесконечного пространства.

            В физике термин «симметрия» применялся ранее прежде всего в кристаллографии – то есть в разделе, который не считался фундаментальным. Красоту и гармонию  этого принципа  П. Кюри увидел в симметрии электрических и магнитных полей и это было большим шагом вперед.

            В абстрактном смысле принцип симметрии представляет собой единство противоположностей. Какой бы этап в развитии науки мы бы не рассматривали, обнаружится общая закономерность – в случае обнаружения нарушения симметрии (а таких случаев в науке много:
Р-симметрия, СР-симметрия и т.д.)
рано или поздно возникает ощущения принципиально новой симметрии, основывающейся на более обобщенных понятиях. Сам по себе факт несимметричности в природе не отрицает принцип симметрии, а заставляет искать новую точку зрения, с которой это явление вновь будет восприниматься симмет­ричным. Асимметрия в природе необходима как противоположность симметрии, только увидев асимметрию мы получаем мощный стимул для поиска новой симметрии и так до бесконечности.

            Отражает ли эту идеологию символ монады? Да, такую фигуру можно одновременно признать и симметричной и несимметричной. Все зависит от «точки сборки», правая и левая часть монады сами по себе асимметричны, но взятые вместе, как единство противополо­жностей, они образуют новый высший символ симметрии. Как только в науке возникает противоречивая ситуация, то выход из нее, как правило, в установлении более высокой симметрии. Зададимся вопросом. Есть ли еще философские символы, графически подтверждающие противоречивость и неразделимость симметрии и асимметрии? Ни просто круг, ни квадрат, ни треугольник используемые академиком В. Шмаковым в «Законе Синархии» [7] этими качествами не обладают. Если рассмотреть монаду, прошедшую определенный эволюционный путь развития, то можно сделать вывод о том. что в бесконечном множестве любой симметрии существует некоторое множество асимметрии, и наоборот – в бесконечном множестве ассиметрии некоторое множество симметрии.

            Принцип симметрии, как впрочем и любой другой закон, в случае догматического использования, например, возведения в ранг незыблемости и абсолютной истины какого-нибудь частного проявления симметричности, становится тормозом в развитии науки.

            Принцип симметрии управляет и процессом эволюции – борьбой двух противоположностей, установлением новых форм развития и их сохранения, тем самым подтверждая глубокую связь между принципом симметрии и принципом сохранения.

 

Принцип сохранения

            Этот принцип уходят своими корнями в древность, он интуитивно служил человечеству начиная с первых шагов построения знаний о природе. Можно даже утверждать, что наука началась с момента проявления принципа (точнее идеи) сохранения. В принцип эта идея превратилась после формулирования конкретных законов сохранения – закона сохранения энергии, электрического заряда, массы, импульса, момента импульса, странности, четности и т. д. Общий принцип сохранения конкретизируется в виде частных физических законов сохранения, но закон сохранения энергии, по утверждению Р. Фейнмана, самый абстрактный и содержится во всех остальных законах сохранения в неявном виде.

            Каждый шаг вперед в науке требует поиска нового обобщенного признака, позволяющего вновь сформулировать принцип сохранения, или, говоря другими словами, абсолютен не тот или иной принцип сохранения, а абсолютна сама идея сохранения без которой невозможно построить ни одну физическую теорию.

            Монада, как философский символ, принцип сохранения отражает в виде полностью непрозрачной внешней границы. При обнаружении некоторой прозрачности (вспомним п. 7 – требований к символу в 1.2) возникает ситуация, когда принцип сохранения требует выхода за пределы монады и включения в анализ более обобщенного пространства (в математике это принцип Геделя).

            Поиск случаев нарушения принципов сохранения сам по себе очень плодотворен, поскольку осмысление такого нарушения всегда приводит к открытию обобщающих признаков сохранения и обобщающих теорий. Принцип сохранения и принцип причинности настолько близки между собой, что их с некоторых точек зрения можно признать эквивалентными.

 

Принцип причинности

            Первичные зачатки этой философской идеи сформировались в древнегреческой философии и формулировалось приблизительно в такой форме: «все в природе закономерно и неизбежно и ничто не происходит случайно». Всякое явление в их понятиях было жестко детерминировано. Все последующее развитие классической физики происходило под этим знаменем механистически воспринимаемой причинности.

            Квантовая механика открыла новый мир, где представления о причинности пришлось пересмотреть коренным образом. Принцип неопределенности Гейзенберга разрушил представление о жестком детерминизме и открыл дорогу индетерминистским идеям, сначала в микромире, потом в макро и даже в мегамире. Эйнштейн, как известно, не воспринимал идеи квантовой механики и считал, что рано или поздно будет создана новая, более совершенная теория в которой микромир снова вернется к торжеству классического детерминизма. Но возможен и другой вариант, когда классический детерминизм будет нарушен не только в микромире, но и в мегамире. Вопрос – «кто прав?» остается открытым и сегодня. Возможно, что причинность абсолютна во всех случаях, а нарушение этого принципа связано с нашим временным непониманием Природы, а возможно существуют области в принципе непостижимые человеческим разумом.

            Символом жесткого детерминизма можно признать монаду с абсолютно жесткими внешними границами не имеющими на своей поверхности никакой индивидуальности (идеальный бильярдный шар).
В таком случае символом индетерминистских идей можно признать монаду, живущую непостижимой для нас внутренней жизнью, которая проявляется через постоянно и непредсказуемо изменяющиеся  локальные изменения в состоянии поверхности
(а может и не только поверхности).

            Рассчитать траекторию идеального шара не представляет проблем, его траектория жестко детерминирована, во втором случае траектория непредсказуема даже после первого взаимодействия. В случае взаимодействия между собой даже конечного числа шаров картина невоcпроизводима.

 

Принцип относительности

            Согласно материалистической диалектики материальный мир состоит из материи и процессов, которые вступают в соответствующие связи и отношения, которые обуславливают друг друга. Но мир в целом существенно шире такого описания.

            Принцип относительности выражает зависимость наблюдаемого явления от системы отсчета, конкретизирует единство материального мира, подчеркивает мысль, что любой взаимодействующий элемент есть часть всеобщего материального взаимодействия. Всякая относительность нуждается в разработке постоянных отношений в изменениях. Относительность можно рассматривать и существенно шире – как единство материальных и тонких миров. Только такой подход может обеспечить дальнейшее развитие науки. Любое однозначное трактование Природы, любое, даже самое очевидное, обобщение отражает лишь точку зрения, которое может оказаться совершенно неприемлемой с другой позиции. Любая монополия на истину ведет к неполноте системы знаний, а в перспективе к заблуждениям (вспомним известную притчу, когда несколько слепых, дотрагиваясь до различных частей слона, пытаются выработать согласованное мнение). Но и зрячий для познания истины должен иметь бесконечное множество точек зрения на предмет изучения.

            Какой признак символа – монады подтверждает принцип относительности? Этот признак мы уже описывали чуть выше
(Рис. 31, 6 рисунков объемной монады). Это признак фрактальности.
На одном из рисунков граница раздела между частями монады воспринимается как линия, а на всех других – как плоскость. Графически подтверждается принцип относительности – зависимость наблюдаемого явления от точки отсчета. Еще раз зададимся вопросом. Обладает ли такими качествами хоть один философский символ, кроме объемной монады? Нет!

 

Принцип соответствия

            Этот принцип подтверждает эволюционность развития науки, наличие преемственности между старыми и новыми теориями. Этот принцип говорит о том, что если выдвигаемая теория отрицает все предыдущее развитие науки – то такая теория ошибочна. Принцип исключает произвол в последовательности выдвигаемых теорий, обеспечивает плавную гармоничную преемственность. Новая теория не просто должна соответствовать известным новым фактам, она должна содержать внутри себя предшествующую теорию. Преемственность в развитии познания подтверждает объективную справедливость выдвинутой новой теории. Принцип соответствия убеждает исследователя в правильности выбранного направления и берет на себя роль одно из критериев истинности. Для признания истинности использование принципа соответствия необходимо, но не достаточно, поскольку позволяет из множества возможных гипотез и теорий выбрать именно те, которые преемственны по отношению к предшествующему знанию. Хочется отметить, что этот принцип не только согласует новую теорию с предшествующими, но и обращен в будущее, поскольку запрещает создавать окончательную теоретическую систему (как кстати и единую теорию поля, так и патент не допускающий дальнейшего эволюционного развития). Прерывание преемственности в развитии  означает одновременно и прекращение процесса познания, что конечно недопустимо, поскольку любая гениальная теория не может быть окончательной истиной. Любая, без исключений, теория истинна и ложна одновременно.

            Объемная монада в этом смысле и создавалась в результате объединения символа западной философии – спирали и символа восточной философии – плоской монады. Объемная монада не застывший символ, она имеет все признаки эволюционирующего символа, допускающего множество эволюционных путей развития и признающего бесконечность познания.

 

Принцип дополнительности

            Принцип дополнительности в науке наиболее ярко проявился в микромире через квантово-волновой дуализм.

            На мега уровне принцип дополнительности сводится к следующему вопросу. Является ли Вселенная единым живым организмом, которому присуще все качества живого организма включая проявление личностных качеств или Вселенная всего лишь удачно организованный набор материальных тел? Принцип дополнительности на этот вопрос отвечает так. Оба эти подхода вероятно реализуются в реальности, но ни одна из них в отдельности не отражает целостности восприятия Мира.

            Монада, как философский символ, имеет признаки волны (граница раздела между частями монады) и признаки частицы (внешние неделимые границы символа) Каждая из частей монады взаимно дополняют и обуславливают друг друга.

 

Принцип постижимости (божественности)

            Из всех принципов этот принцип наиглавнейший. Без этого принципа невозможно слияние Науки и Религии, материализма и идеализма, построение общей теории поля, невозможна Гармония Мира.

            Да, монаду как символ часто называют божественной. И это в высшей степени справедливо, поскольку монада сообщает нам о существовании двух миров, двух порядков бытия. монада говорит о том, что смысл каждого из миров лежит в другом мире, что существовать друг без друга эти миры не могут. Бытие проявляется не только в нашем мире, но и в мире духовном, монада, как символ, не только разъединяет, сколько соединяет эти миры. Наш материальный мир не имеет никакого смысла без мира духовного. Обнаружить смысл жизни можно только обратившись к миру духовному, получив личный духовный опыт.

            Такие дополнительные пять принципов, как красота, простота, наблюдаемость, воспроизводимость, толерантность настолько естественны для философского символа – объемной монады, что практически и не требуют доказательства. Можно ли вообще доказывать, например, красоту? Красотой можно любоваться, из набора физических теорий (символов) истинной чаще всего бывает наиболее красивая. Но недаром эти принципы относятся к дополнительным, поскольку они необходимы, но не достаточны.

            Выводы: объемная многомерная эволюционирующая монада, как философский символ, находится в согласии со всеми научными принципами, а следовательно не противоречит Гармонии Мира.

            Можно было бы проанализировать совместимость философского символа и со всеми философскими законами. Но сбор такой доказательной базы был бы некоторым повтором предыдущей информации. Зададимся простым вопросом. Есть ли какие ни будь фундаментальные расхождения между научными принципами и философскими законами? Поскольку их явно не наблюдается, будем считать, что символ соответствует и философски законам. Конечно, наука и ее принципы зачастую обращены на изучение только мира материального, в то время как философские законы затрагивают все аспекты и в этом смысле несомненно более обобщающие.

            В такой же мере монада отлично согласуется и с законами эзотерики (эниологии) [30] – «закон единоцельности», «Закон о Сути Бога», «Закон причин и следствий», «Закон подобия», «Закон верха и низа» и т.д.

Яндекс.Метрика