Вы здесь

1.11. Объемный символ информации

            Вернемся к символу западной философии – спирали. Поставим следующий вопрос, почему западные философы выбрали символом развития спираль, а восточная философия – монаду? При едином Боге (едином торсионном поле, что не совсем адекватно, поскольку торсионное поле это скорее один из вариантов его проявления) представители и западной, и восточной цивилизаций не могут принимать разную информацию. В чём причина различий? Сделаем последнюю проверку, зададимся вопросом: обладает ли монада и по этому поводу скрытой информацией?

            Для этого нужно сделать некоторое усилие, поскольку монада начинает анализировать самою себя. Рассмотри монаду, состоящую из двух частей: в одной – символ восточной философии, а в другой – западной. Где решение? Выйдем из плоскости, представим монаду объемной. Линия, разделяющая монаду на две части, является фрактальной кривой – геометрическим объектом, объединяющим в себе свойства линии и плоскости. В этом случае плоскость, разделяющая на две части объемную монаду, будет представлять собой виток (часть витка, множество витков) спирали.

            Объемная (многоаспектная) монада объединяет философские символы восточной и западной философий.

            Если у читателя остались силы, то он может вернуться к началу статьи и проанализировать все то же самое, но уже не с позиции плоской, а объемной монады. В частности, графическое изображение идеи сотовости  в объемном исполнении дает систему додекаэдров
(у Платона додекаэдр – фигура знаковая, являющаяся символом основной чакры Человека – Сахасрары).

Вывод:             Единый Бог дает человечеству (и японцу, и англичанину, людям, проповедующим как буддизм, так и ислам или христиан­ство) одну и ту же информацию. Дело лишь в нас самих,
в особенностях нашего индивидуального восприятия.

            Этот вывод можно осмыслить как в режиме дифференцированного подхода при анализе всего земного, так и в режиме интегрального подхода, поскольку эту информацию принимает не только Человечество и не только Земля.

            Отметим, что построение объемной монады в графическом пакете «3-d studio» является непростой задачей. Некоторые результаты такой работы приведены ниже. Это различные проекции объемной монады с разных точек зрения. Спиральная плоскость, разъединяющая монаду на две части, в данном случае приведена в простейшем виде. Фактически спиральная плоскость, располагаясь между верхней и нижней точками монады, может осуществлять бесконечное число витков, внешние границы этой спирали при этом всегда совпадают с внешними границами монады.

            О спирали вообще можно говорить бесконечно, с незапамятных времен (она изображается на глиняных ацтекских статуэтках, китайских вазах, татуировках африканских племен, на шлеме фараона в виде кобры, в Индии – это жизненная энергия в виде  змеи-кундалини, покоящейся в основании позвоночника, спиралью в три с половиной оборота опоясывающая его) люди знали о спиральном развитии Вселенной.

            В масонстве спиральная лестница с семью ступенями выражают идею медленного органичного духовного роста.

 

                  

(1)                                                            (2)                                                             (3)

                                                

(4)                                                             (5)                                                             (6)

Рис. 37

 

            Так выглядит объемная монада, построенная по очень простому принципу – когда шар пересекается S-образной плоскостью. Более гармоничный подход позволяет построить монаду, состоящую из двух частей. Такое разделение монады продемонстрировано только с одной целью – показать каким образом реализуется единство этих частей. Символ неразделим и каждая его часть не может существовать отдельно.

            Что нужно отметить здесь в первую очередь – это наличие трех выступов и трех впадин в каждой из частей монады. Два из выступов почти одинаковы, а третий – чуть больше.

 

Рис. 38
Объемная монада

 

            Вспомним, как выглядит механическое устройство академика
Г.И. Шипова, которое двигается без привода на колеса (прообраз НЛО). Оно представляет собой круглую оболочку, внутри которой два электродвигателя вращают два соосных груза. Один вращается по часовой стрелке, другой – против, у них разные массы и разные расстояния до центра масс. Что напоминает описание этого механического устройства? Да, оно напоминает нам философский символ – объемную монаду.

            А что если мы отбросим из символа два вращающихся элемента и оставим только границу раздела частей монады? Представим себе вращающуюся с большой скоростью внутри шара спиральную плоскость. Мы получим устройство хорошо известное в узких кругах.

            Это не единственный способ разделить шар на две части, оставив при это свойство  сохранения плоской монады при ее проецировании на плоскость. Такое разделение видит ежедневно миллионы людей, поскольку оно повторяет бейсбольный и теннисные шары:

Рис. 39
Объемная монада

 

            Что же это за философский символ, если даже простейшие механические его эквиваленты обладают такой мощью? И какими качествами будут обладать устройства, воспроизводящие все признаки философского символа одновременно и выполненные не в виде тривиальных механических эквивалентов?

       Обратим внимание, что на четвертой позиции (Рис. 37) граница раздела воспринимается как линия, а на всех остальных – как плоскость. Это и есть так называемое геометрическое фрактальное свойство. Здесь интересно напомнить 57 (пятьдесят седьмое) высказывание Лейбница (Монадология) [3], который задолго до возникновения синергетики ввел понятие фрактальности, используя только понятия своего времени: «И как один и тот же город, если смотреть на него с разных сторон, кажется совершенно иным и как бы перспективно умноженным, таким же точно образом вследствие бесконечного множества простых субстанций существует как бы столько же различных универсумов, которые, однако, суть только перспективы одного и того же соответственно различным точкам зрения каждой монады».

            Трудно, практически невозможно удержаться от анализа пары  «дух (сознание) – материя». Большинство философских школ стоит на позициях тотального разделения между сознанием и материей и их полнейшей несовместимости. Как нам вновь соединить то, что никогда и никоим образом в действительности не разъединялось, чему отдать первенство – сознанию или материи? Ведь это основной философский вопрос. Что первично – материя или сознание? Самый простой вывод – материализм и идеализм как философские течения не противоречат, а лишь дополняют друг друга. Материя способна производить сознание, но и сознание способно производить материю. Философские споры об этом, революционные потрясения и последующие мучения – это только борьба индивидуальных и групповых, ложно обособленных эгоистических интересов.

            Остается последний вопрос: а что было в самом начале? То есть что было вблизи нулевой точки? Что все инициировало – сознание или материя? Дает ли монада ответ на этот вопрос? Увы, но впервые признаю, что ответа на этот вопрос даже такая мощная монада (сознание – материя) не дает. Почему?

            Сначала о геометрическом символе монады. Как плоская, так и объемная монады при нулевом отсчёте времени вырождаются просто в небольшую область, похожую на точку. Можно ли из этой  точки (точнее, из области, стягивающейся в точку, в иудаизме есть понятие  первичной точки как Эйн-Соф – первичного мира из которого происходят все будущие эманации) получить информацию и собрать прямые доказательства того, что первично, а что вторично? Прямых доказательств быть не может! Вблизи нулевой точки правит не Наука, а Вера. Можно лишь вспомнить известную фразу «Вначале было Cлово…».

            На этом можно было бы и завершить этот анализ, так и не ответив отрицательно на вопрос, может ли человек собрать прямые доказательства первичности, например, сознания. Попробуем собрать косвенные доказательства.

            У физиков похожая проблема возникает при попытках узнать, как устроена «черная дыра». По сути, для космоса – это точка (сфера минимальных размеров). Что можно узнать о «черной дыре», если у нее гравитация настолько мощна, что даже свет не может вырваться из неё? Какую информацию можно при этом получить? Какова методология физиков в этом случае? Они начали изучать «черную дыру» по косвенным признакам, обращая внимание на то, что происходит с материей и излучением при подходе к «черной дыре», и получили весьма интересные косвенные сведения. Кстати, наличие «черных дыр» во Вселенной просто обязывает нас искать и «белые дыры».

            Попробуем сделать что-то похожее и мы, и соберем косвенную информацию о том, что первично, а что вторично вблизи нулевой точки. Рассмотрим одновременно несколько монад: (физическое влечение – духовное влечение), (ложь – правда), (научные представления – вера), (наука – религия) и т.д. (Рис.40).

            Чем могут помочь эти монады, если и они в нулевом положении вырождаются в точку? Если человеку не дано собрать прямые доказательства о первичности материи и сознания, то ему гораздо легче на этот вопрос ответить чуть-чуть в другой плоскости. Если мужчина считает (лучше использовать слово «верит»), что физическое влечение к партнерше инициируется духовным импульсом, особенно в режиме, когда он смотрит в ее глаза, или более просто, если человек верит в любовь с первого взгляда, верит, что ложная информация инициируется правдивым первичным импульсом (первое впечатление о человеке чаще всего верно), верит, что научным представлениям предшествует духовная догадка, верит, что возникновению науки предшествует духовное (религиозное) озарение, то это и является косвенным доказательством, что первично сознание и тезис «В начале было Cлово» справедливо.

Рис. 40
Символ первичности сознания

 

            Если закоренелым политикам (экономистам) разговоры о любви с первого взгляда кажутся смешными, то проанализируйте сами монаду (экономика – политика) и поспорьте с выводом, что любое экономическое действие инициируется в начальной точке политическим решением.
И это тоже является косвенным доказательством тезиса «Вначале было Cлово», то есть косвенным доказательством первичности сознания.

            Вблизи нулевой точки Наука (практика) бессильна, там правит Бог (Вера)!

            Утверждение о единстве материализма и идеализма можно воспринимать по-разному. Можно упрощенно, в стиле мышления Аристотеля [14], символом логики которого является, как известно, круг, разделенный на два одинаковых полукруга.

 

Рис. 41
Философский символ логики Аристотеля

 

            Можно и сложнее. Если взять за основу символа – простую монаду, то становится понятно, что построение философии материализма невозможно без сложных абстрактных понятий, так же, как и философии идеализма, конкретно диалектического идеализма, без привлечения понятий из области материального. Если полностью отбросить идеализм и всю социально-научную парадигму свести к материализму (именно это и происходит последнюю сотню лет) то это неизбежно приведет и к нравственному и экологическому кризису в обществе, поскольку жизнь при таком подходе всего лишь случайное событие, а смысл жизни – в постоянно растущих материальных запросах. Только осознав приоритетность духовности и нравствен­ности, только выйдя на уровень ноосферного объемного мышления, можно преодолеть тот кризис к которому приближается наша цивилизация. Раздувая в себе неограниченные материальные потребности, как впрочем и религиозные амбиции, мы неизбежно провоцируем мировые катастрофы. Потребительский технократический путь развития – это не путь к Храму в самом широком смысле этого слова, это путь в никуда. Это в полной мере относится и к информационным технологиям в которых вопросы морали и нравственности проявляются наиболее ярко.

            Написанное нельзя воспринимать как призыв против материа­лизма, такой подход такая же крайность, как и отрицание идеализма.

Рис. 42
Монадная философская пара

 

            Материализм и идеализм, как философские течения, развивают и внутренние противоречия между ортодоксальными и диалектическими своими направлениями, Сами по себе, в отдельности, ни материализм, ни идеализм не отвечают на все вопросы, которые мы способны задать себе, оба философских учения антагонистичны друг другу и одновременно неразделимы друг от друга.

 

Рис. 43
Дуальное расщепление философии

 

            Целостность этих двух подходов может дать непротиворечивую систему взглядов на весь мир.

            Такому расщеплению подвержены не только материализм и идеализм и не только философия в целом. После смерти Будды (шестой век до нашей эры) буддизм раскололся на буддизм северный и южный. Китай, Тибет, Япония, Непал проповедуют северный буддизм. На территории России  он распространен среди калмыков и бурят. Южный буддизм – естественно распространился на юг (Индия, Бирма, Цейлон). Монадное расщепление любой философии, как и любой религии - это естественный процесс. Но для монады характерна и другая особенность – объединить все философии и все религии. Но об этой интеграционной способности  монады чуть позже.

            Казалось бы на это способен позитивизм (разновидность материализма) со своим постулатом физической истины: «Истина есть факт, установленный в результате физического эксперимента». Но, как только вопрос касается таких тем, как анализ свободы воли человека, делающей воображение человека непредсказуемым, выясняется, что возможности позитивизма существенно ограничены и никакой физический опыт тут не поможет.

            Не останавливаясь на ортодоксальных идеалистах, (ради симметрии мы не останавливались и на ортодоксальных материалистах, и в этом есть определенный смысл – они оба антидиалектичны, одни не признают материю, другие – дух) рассмотрим сразу наиболее продвинутую идеалистическую доктрину – диалектический идеализм.

            Отбрасывать вообще ортодоксальные подходы не умно (в Греции слово «докса» означало мнение, правильное мнение – «ортодоксия». В частности слово православие в переводе с древнегреческого означает правильное мнение), просто для анализа ортодоксальных подходов можно рассмотреть чуть позже.

            Может этот подход (диалектический идеализм) непротиворечив и может дать объяснения по всем вопросам целостности мира? Для построения идеалистического мировоззрения необходимо признать, что кроме разумного человека существует разумные звезды, созвездия, Вселенная, что возможно существование идеи вне человека. Такой подход признает свободную волю человека, не отрицает объективности внешнего мира, находится в соответствии с религиозными взглядами, в частности  со взглядами о подобии человека и Творца и определяет весь смысл жизни как познание Вселенной (или Творца, что фактически одно и то же).

            Выбор идеалистического или материалистического мировоззрения, как правило, зависит от уровня культуры, сложившейся терминологии, выбранного стереотипа мышления.

            Дуализм, как философское направление объединяет и материализм и идеализм и рекомендует для исследования внешнего мира человека использовать материализм, а для понимания своего внутреннего мира – идеализм. Такой подход конечно является шагом вперед, он снимает множество противоречий, объясняет патологическую нетерпимость между основными философскими школами. Может основной вопрос философии о первичности духа и материи вообще не имеет смысла, а надо говорить лишь взаимозависимости этих понятий?

            Как отвечает на эти вопросы символ монады? монада однозначно отвечает, что с момента зарождения мышления возникают и идеалистические и материалистические взгляды, но непосредственно вблизи нулевой точки сингулярности первичен дух. И далее монада подсказывает, что на первичных этапах развития мышления абсолютно закономерно будут преобладать материалистические взгляды над идеалистическими. По мере развития разума (см. эволюция сознания) и перехода его из стадии мышления в стадию постижения начинают стремительно развиваться идеалистические концепции достигая сначала равенства, а затем и полного преимущества идеалистических подходов над материалистическими. Но и вблизи второй сингулярной точки наличие материалистических взглядов неизбежно. Такая информация о соотношениях идеализма и материализма содержится в этом символе. Поскольку сам символ имеет безграничную внутреннюю сложность, изучение на определенных стадиях внутренней структуры монады приводит к возникновению и исторического материализма К. Маркса и экзистенциализма и т.д. и это подтверждает факт бесконечности процессов мышления и постижения.

            Глубочайшая взаимозависимость материализма и идеализма может быть постигнута (именно в результате постижения, а не мышления) только после разработки принципиально новых идей, синтезирую­щих понятие духа и материи. Для этого нужна другая логика, (и не только логика, как формальная, так и диалектическая, которые характеризуют мышление, но и нечто соответствующее понятию постижения, нужна и другая единая терминология, единая аксиоматика и т.д.), строящаяся не на принципах дуальности, поможет тут и наличие третьей силы (третьего понятия). В мире материальном сложность аналогичного процесса воспринимается на примере интеграционных (или реинтеграционных) процессов при создании, например, единой Европы. Единая Теория Поля, убежден, может быть  также построена только после слияния Науки и Религии, научных представлений и Веры, материализма и идеализма и слияния четырех  уже осмысленных «островков» - слабого, ядерного, электромагнитного и гравитационного взаимодействий. Возможно, что создание Единой теории поля будет происходить чуть по другой схеме,  сначала на основе слияния слабого и ядерных взаимодействий (такие попытки физики делают), а затем уже произойдет окончательное слияние на основе информационного триединства, когда Единая Теория Поля сможет, используя элементы Веры, собрать и вместе и на основе ядерного, электромагнитного и гравитационного взаимодействий построить грандиозное здание будущей физики. Возможно, что процесс единения при создании Единой Теории Поля будет происходить с привлечением такого понятия как торсионное взаимодействие, или выражаясь в терминах теологии – Святого Духа. Не будем ставить равенства между этими понятиями, пока будем говорить о некотором сходстве их свойств (невозможность экранизации, мгновенность передачи и т.д.).

Рис. 44

монада как символ построения Единой теории поля

 Наверное для построения новых идей, синтезирующих понятие духа и материи, нужны и новые физиологические возможности человеческого мозга, более разветвленные связи между правым и левым полушарием.

            Надо осознавать, что любой новый набор философских взглядов является лишь неким приближением и абсолютизируя их выводы мы притормаживаем в своем развитии процесс бесконечного познания.

            На какие еще вопросы может ответить объемная (многоаспектная) монада? Если мы возьмем, например, математику, то помимо интегрального и дифференциального исчисления в ней есть все признаки топологии, теории множеств, вся геометрия Лобачевского [25] и Римана [26] и т.д. Чего в ней нет? Не знаю. Ощущение такое, что объемная многомерная монада содержит в спрессованном виде практически всю информацию о всех разделах математики. Доказательная база такого утверждения – за профессиональными математиками (академик И.И. Юзвишин. «Информациология», раздел «Математические основы информациологии») [27]. Может, в монаде нет самой первичной математической информации о натуральном ряде чисел (первая клеточка в информационно-математической таблице академика И.И. Юзвишина)? Автор этой работы их не увидел. Увидели другие (Татьяна Якубовская. «Генетический код Вселенной, форма цифр»). [28] Клеточка под номером 100 в информационно-математической таблице И.И. Юзвишина пуста, и на это место может претендовать только символ, объединяющий все математические знания. Возможно, что этим символом  и может стать объемная многомерная монада.

            Работам Лейбница по дифференциальному и интегральному исчислению предшествовала  его же работа по монаде, которая легко поясняет такие понятия как интеграл и дифференциал

Рис. 45

монада как символ единства дифференциального и интегрального единства

 

            А может ли монада раскрыть символику фрактальной геометрии? Конечно, может! Более того она способна показать несколько путей развития фрактальности:

Рис. 46

монада как символ распределенной фрактальности

 

Рис. 47

монада как символ стержневой фрактальности

             До Татьяны Якубовской мысли о происхождении натурального ряда чисел  из монады высказывал сам Пифагор, который утверждал, что «все числа гипостазировались из монады». Таблицу академика Юзвишина можно дополнить следующим образом, первую клеточку, которая посвящена натуральному ряду чисел добавить вышеприведенную фразу Пифагора, а последнюю клетку заполнить объемной монадой, помня при этом что это монада является только проекцией более сложной многомерной монады на наш трехмерный материальный мир.

            Таблица Юзвишина представляет собой матрицу 10 х 10 клеток. Каждая клеточка этой матрицы пронумерована. Представить всю матрицу на листе невозможно, поэтому она разбита на четыре таблицы.

Ориентироваться лучше всего по номеру в правом углу каждой клетки, то есть фактически после прочтения первой строчки первой таблицы (номера с 1 по 5) нужно обращаться к первой строчке второй таблице (номера с 6 по 10).

 

 

Рис. 48
Историческое развитие математики

 

            Анри Пуанкаре более ста лет назад сформулировал следующее утверждение: «Любое замкнутое односвязное трехмерное  пространство гомеоморфно трехмерной сфере». Термин односвязное означает что геометрическую фигуру можно ужать до точки. Пуанкаре установил, что двумерная сфера односвязна (для философа такое утверждение очевидно, а для математика – это многолетний труд, состоящий из строго логических ходов) и предположил, что этим свойством обладает и трехмерная сфера. Спустя сотню лет российский математик Г. Перельман доказывает это. Не все математики признают строгую доказательность Перельмана, этот вывод будет многократно перепроверяться с различных точек зрения другими математиками.

            Но с философской точки зрения можно уже сейчас утверждать, что монадная сфера, обладающая внутренней вихревой структурой (структурой пирожка с полой сердцевиной, рис. 15) не является односвязной и на нее принцип Пуанкаре не распространяется. Этот вывод сделан без всякой математики и последствия этого вывода даже трудно предсказать, поскольку они затрагивают основы Мироздания и, в частности, отвечают на вопрос – может ли Вселенная вновь стягиваться в первичную точку (квазичастицу из которой родилась Вселенная согласно теории первичного взрыва).

Как можно назвать эту сумму взглядов? Монадологией? Монадизмом? Идеалистическим материализмом? Материалистическим идеализмом? Фрактальным материализмом? Пусть название, если в этом будет необходимость, оформится в процессе обсуждения. Новое название в философии – это вызов всем. Стремление дать набору своих взглядов новое название является косвенным признаком дифферен­циации взглядов. А предложенная система взглядов обладает симбиозом противоположных подходов – дифференцированию и интегрированию взглядов одновременно. Лучше на новое название не претендовать и считать написанное продолжением и развитием некоторых взглядов Пифагора, Лейбница, частично Канта и, конечно, восточной философии.

            Проверим еще раз объемный символ на соответствие, одновременно и учению Лейбница, Канта и восточной философии.
В восточной философии есть следующая последовательность символов, символизирующих смену суток, времен года, и других эволюционных циклов:

 

Рис. 49
Символизм времен года
(времени суток)

 

            Если расположить объемный символ вертикально (нижняя и верхняя точки расположены на вертикали) и начать его вращать вокруг этой оси, то перед нами развернется именно эта последовательность графических изображений, правда с трактовкой существенно более расширенной:

 

Рис. 50
Циклическая последовательность символов философии

 

            Белый круг (лето) будет символом учения Лейбница, после которого возникает символ восточной философии (весна), черный круг (зима) учение И.Канта и наконец снова символ восточной философии (осень, зеркально отраженный символ по отношению к весне). Два символа восточной философии будут отличны друг от друга по основному философскому вопросу. Один восточный символ монады будет признавать первичным материю, а второй – сознание.

            Особенно наглядно это при демонстрации информации в электронном виде на экране дисплея.

            Что еще можно сказать о объемной монаде? Она, в отличие от «великих немых» – символов Лейбница и И. Канта, перестала быть немой. Она стала способной общаться с другими монадами. А каков механизм информационного общения? Он спрятан внутри монады и проявляется через высокочастотные колебания поверхности раздела между частями. Фактически эта спиральная поверхность выполняет одновременно функции приемника и излучателя информационной матрицы (объемной голограммы). Фактически эта поверхность улавливает два информационных потока и состояние этой поверхности эквивалентно так называемой картине мира этой сущности. И для того, чтобы принимать сигнал идущий из вне, необходимо выключить внутренний сигнал, то есть перейти в режим медитации (или по терминологии К. Кастанеды приостановить внутренний диалог). Для принятия сигнала от другой монады необходимо умение «включить» нужное состояние (сосредоточиться на разрешении проблемы) и образование с другой монадой некое целостное единство, которое академик В. Шмаков называл эгрегором [7].

            Несколько слов о понятии эгрегора. Эгрегор – это совокупность информации, связанной с каким-либо объектом (объектами) или явлением (явлениями), это совокупность мнений о чем-либо, это идея, имидж чего-либо, общественное мнение по тому или иному вопросу. Рождается эгрегор из совокупности мнений о предмете или явлении. Каждый человек, сам по себе, также является эгрегором, поскольку он является триединой сущностью (об этом чуть далее), группа лиц, объединяющихся в религиозное течение или политическую партию – это тоже эгрегор. Эгрегор – это в каком то смысле временно существующий живой организм, это своеобразный резервуар энергии, способный отбирать и, наоборот, подпитывать энергией отдельных сущностей, входящих в эгрегор. Эгрегор – это скорее не какое-то поле, которое можно пощупать прибором, это скорее некое ноосферное образование, создаваемое Сознанием. Некоторые [8] называют это понятие «коллективным бессознательным», «совокупным мнением группы субъектов» и т.д.

            Только создав единый эгрегор, монады могут начать общаться между собой. Чаще всего, если перейти от философского символа, например, к нам людям, это можно пояснить следующим. Чаще всего «чувствуют» на значительном расстоянии друг друга именно те люди, которые образуют устойчивые эгрегоры – это или ближайшие родственники или, еще лучше однояйцовые близнецы. В случае несчастья с одним, второй, находящийся даже на значительном расстоянии, без всякой задержки во времени, получает информацию о произошедшем событии. Таких примеров и не на уровне каких-либо совпадений, а на методически выверенных и воспроизводимых экспериментах с близнецами имеется достаточно. Вернемся вновь к терминологии символов. Эгрегор – это механизм перераспределения энергии (информации) между монадами, относящихся к одному роду. Но отдельная монада может получать энергию не только от рода. Любая монада это одновременно и элемент величайшего эгрегора – Вселенной (Бога) и при наличии канала возможна энергетическая подпитка, скажем так, сверху.

Яндекс.Метрика