Вы здесь

1.02. Философские символы информации

      Что такое символ? Это, прежде всего, предельно спрессованная информация. Выбор национальных символов, например, на государственном флаге является чрезвычайно важным и ответственным актом, поскольку в выбранном символе содержится аккумулированная информация о конкретном государстве. Автомат Калашникова, ставший символом государства Мозамбик, к сожалению, подтверждает тот факт, что история создания страны в значительной мере зависела от этого оружия. Очевидно, что граждане Мозамбика воспринимают и его (символ) так же легко, как и люди другого государства воспринимают символ восходящего солнца или даже непосредственно символ монады (Южная Корея). Любого человека постоянно окружают символы (знаки, заполненные информацией). Знаки это изображения, несущие конкретное значение, а символы изображения, несущие более широкое толкование, чем знаки. Достоинством символов является возможность множественного трактования, зачастую с использованием противоре­чивых терминов и значений. Все торговые марки также аккумулируют определенную информацию, но философские символы наиболее информационны, а, следовательно, и максимально интересны для исследования.

       Если выражаться более точно, то символы представляют не саму информацию, они являются носителями определенной концепции об информации. Говоря о символе информации, мы рассуждаем не о информации как таковой, а о представлениях о ней, которые могут быть индивидуальны. Истинные символы вообще не имеют графического изображения. Мир многомерен и мы способны воспринимать только его небольшую часть. В этой части проявленного мира мы строим символы, которые по существу являются проекциями истинных многомерных символов на эту часть пространства.

       Символ не всегда имеет  чисто графическое построение. Символом может служить и здание (ансамбль зданий). Кремль это символ Российской государственности на протяжении нескольких столетий, включая даже периоды, когда столицей Росси был признан Петроград (такое название города автору кажется более благозвучным, чем Петербург). Наполеон пытался взорвать Кремль прежде всего как символ Российской государственности. Кремль уже в те времена не имел военного значения и не воспринимался как крепость или фортификационное сооружение.

       Если задуматься, то и слово имеет все признаки символа, оно очень емкое и, что самое главное, полисемантично. Человеческую цивилизацию, как и всю ее духовную культуру, невозможно представить без символов. Передать от человека к человеку подлинные глубинные переживания, его рассуждения о духовном практически невозможно на вербальном уровне. И недаром Тютчев говорил: «Мысль изреченная есть ложь». Несмотря на все несовершенство вербального общения, за СЛОВОМ всегда присутствует духовная реальность. Об этом очень красиво сказал М. Лермонтов «На мысли, дышащие силой, как жемчуг нижутся слова». Если СЛОВО говорят, смотря в глаза друг другу, то при этом передается не только информация на вербальном уровне, но и нечто большее, имеющее признаки телепатии.

       Символ в некоторых случаях также оказывает на личность некое магическое воздействие.

       Именно поэтому познание символа это одна из центральных проблем философии.

       Требования, выдвигаемые к философскому символу, можно кратко сформулировать следующим образом:

       Настоящий символ не имеет статичного графического изобра­жения, он всегда неисчерпаем и беспределен в своем эволюционном развитии, он многозначен и всегда непознаваем до конца.

       Попробуем найти такой символ, обладающий вышеперечис­ленными свойствами.

       Вернемся к философии. Великий математик Лейбниц написал философский труд, который называется «Монадология» [3], где рас­сматривает монаду как целостный маленький мир по своей внутренней природе принадлежащий области духа. Согласно Лейбницу, монада проста, то есть не состоит из частей, а поэтому неделима.

       Здесь уместно отметить, что слово «система» в переводе с греческого означает «составленное из частей, но целостное». Так что понятия «система» и «монада» имеют единые корни. Но у Лейбница эти понятия не совпадали по простой причине, он не «видел» частей монады.

       Мир, по представлению Лейбница, живой и одушевленный, там, где обычная личность видела кусок вещества, Лейбниц видел целый мир живых существ монад, которым свойственны бессознательные «малые восприятия». Математические аспекты такого восприятия мира дошли и до нашего времени. Сегодня курс монадологии читают во всех технических институтах (и даже в школах), правда, называется он несколько иначе курс дифференциального  исчисления. Автор может добавить, что в монаде скрыт и курс интегрального исчисления.

       На «языке» символов учение Лейбница это белый круг.

 

Рис. 1
Символ учения Лейбница

 

       Круг символ самый распространенный и наиболее простой, он олицетворяет божественную часть бытия. Лейбниц в полной мере подтверждает эти философские взгляды. Можно сказать, что это символ Солнца, символ Света или символ Белой Дыры во Вселенной. Для наглядности приведем не символ, а само Солнце:

 

Рис. 2
Фотография Солнца

 

       Великий философ Кант в своей «Физической монадологии» [4] трактует понятие монады как нечто материальное, нечто близкое к современному понятию физического атома. Отметим, что и у Канта, и у Лейбница монада напрямую не связана с восточным символом, который также называется монадой. Но и у Канта монада, как и атом, была неделима. Некоторые исследователи [7] отмечают небольшие подвижки этих двух философий навстречу друг другу, но не более того.

       На языке символов учение И. Канта это черный круг

 

Рис. 3
Символ учения И. Канта

 

       Кант допускал мысль, что монады общаются между собой, но созданный им символ, как и символ Лейбница, был «великими немым». Лейбниц вообще не допускал мысли, что монады способны общаться между собой, в его представлениях монада самодостаточна и представляет собой некую Вселенную. Символы, созданные этими философами, не обладали механизмом, позволяющим излучать и принимать голографический мыслепакет. По аналогии с символом Солнца, этот символ можно назвать символом солнечного затмения, символом Тьмы или Черной Дыры во Вселенной. Для сравнения приводим фотографию Солнца при солнечном затмении:

 

Рис. 4
Фотография солнечного затмения

       По сути, это не фотография Солнца, а скорее фотография Луны, которая закрыла Солнце.

       Перейдем к другим графическим философским символам развития. Их много, но основных два. Западные философы, в основном, в качестве символа развития выбрали спираль (иногда синусоиду, а чаще логарифмическую синусоиду), а восточная философия выбрала монаду
(Рис. 5). Почему западные философы выбрали спираль? Наверное, потому, что человек интуитивно чувствует ее красоту, что семечки в подсолнухе расположены по спирали, что листья на стволе располагаются по спирали, что улитка завита в спираль, что рога у животных чаще всего завиты в спираль, что галактики имеют форму спирали, потому, что ДНК имеет форму спирали и т.д. Этот список бесконечен. Чаще всего упоминают логарифмическую спираль, хотя в математике существуют и архимедова спираль, и эвольвента круга, и эволюты и эвольвенты обыкновенной циклоиды. Вопрос, почему философы остановились именно на логарифмической спирали, является предметом отдельного исследования хотя бы потому, что это математическое выражение описывает поведение гироскопа, в частности, нашей Земли. Серьезные отклонения в поведении Земли от этой кривой в 2345 г. до Р.Х. хронологически совпадают с очень важным библейским событием Всемирным Потопом (как и с Всемирным Потопом 850.000 лет тому назад).

       Вернемся теперь к монаде. Откуда и когда возник этот символ? Чаще всего он встречается на стенах древних храмов Индии, Непала, Тибета. На вопрос «когда?» хочется ответить - тогда, когда возникло колесо. С одинаковым успехом можно ссылаться не на срок рождения гениального изобретения колеса, а на пришельцев, лемурийцев, атлантов, арийцев. Символу много, много тысяч лет. Наличие истинного символа, существующего тысячи лет, подсказывает нам, что существует некое метасознание, которое передает нам какую-то информацию. И это метасознание носит «космическое» или «чистое» происхождение и оно трансцендентально по отношению к нашей психике. Философский символ обладает замечательным свойством, он позволяет делать выход за пределы вербального общения, за пределы языка, позволяет приблизиться к некой теневой сущности, к неопределенной информации из Тонкого Мира.

       Истинный философский символ, известный на Земле уже много тысяч лет, вероятнее всего, имеет не только земное происхождение. Его ореол возможно существенно шире, а может быть, он распространим и во всей Вселенной или даже во всех структурах Мироздания. Этот символ позволяет строить глобальную информационную матрицу и анализировать эволюцию систему любого уровня сложности. И этот символ монада.

       Можно ли назвать монадой символы учения Лейбница и Канта? Пифагорейская школа связывала понятие монады с цифрой 1, которая соответствовала следующим атрибутам: Богу, потому что он является началом и концом всего, но сам по себе не есть ни начало, ни конец, вместилищем материи, потому что производит дуаду, которая существенна и материальна. Пифагор называл монаду зачаточным разумом, являющимся началом всех мыслей во Вселенной. Иногда Пифагор называл монаду хаосом, темнотой (что ближе к символу Канта), иногда Троном Юпитера символом великой силы, сосредоточенной в центре Вселенной и контролирующей все звезды и планеты (что ближе к символу Лейбница). Число 1 было признано чётным и нечётным, потому что, будучи добавленное к чётному числу, даёт нечётное, а добавленное к нечётному, дает чётное. Возможно поэтому иногда он назвал монаду гермафродитом, являющимся в одно и то же время мужчиной и женщиной. Эту мысль мы обсудим далее в разделе 4.1 «Философия и символы брака». Графически пифагорейская школа не связывала монаду с каким-либо рисунком, она связывала это понятие только с числом 1. Поэтому можно и символы учения Лейбница и Канта также признать монадами (более того термин монада наиболее подходит именно этим символам), хотя сегодня чаще всего монадой называют следующий рисунок:

 

Рис. 5
Символ восточной философии монада

 

       Монада, как символ, представляет собой две крупные симметричные «запятые», заполняющие круг, причем внутри каждой «запятой» имеются небольшие «островки». «Запятые», как правило, окрашены в черный и белый цвета, а «островки» соответственно в противоположные. Одинаковы ли площади черной и белой «запятых»? На первом этапе анализа  допустим их равенство, иначе донести смысл до читателя будет трудно. При этом будем помнить, что к вопросу неравенства нужно возвратиться на следующем витке рассуждений.

       Где же в этой монаде спрессованная информация? Для большинства людей, знакомых с основами восточной философии, этот символ характеризует мужское и женское начало. Действительно, внутри любой женщины находится некоторое мужское начало, так же как внутри мужчины находится нечто женское. Эта информация содержится в расположении белого круга внутри черной «запятой» и наоборот.

       Разумеется, символ не является географической картой, с которой при помощи циркуля можно определить соотношение правды и лжи. Символ как геометрический образ может применяться для иллюстрации  или трактования какой-либо идеи или взгляда, но, нарисовав символ сам по себе, делать из него философский вывод ошибочно. Максимум, что можно сделать, это высказать догадку, которую впоследствии необходимо доказывать. Фактически такой методический подход позволяет легко анализировать пары (любовь ненависть), (счастье горе), (наслаждениеболь), (смелость страх) и т. д., то есть всех философских понятий (категорий). Можно рассмотреть и более приземленные пары (мир война), (разведка контрразведка), (террористи­ческая деятельность антитеррористическая деятельность), (реальный мир виртуальный мир), (частица античастица), (экономика политика), (наука религия), (электродинамика электростатика), (концентрация-медитация), (причина-следствие) и т. д.

       Эти пары не могут существовать друг без друга, эти пары находятся в вечном противодействии, где каждая из сторон монады старается исходя из своей внутренней логики перестроить структуру другой, постоянно эволюционируя и увеличивая «разность потенциалов».

       Какие требования необходимо выдвигать к вновь создаваемому философскому символу? Попробуем их сформулировать:

1) Символ должен быть в согласии со всеми без исключения основными философскими законами.

2) В самом символе должна быть заложена возможность эволюционного саморазвития.

3) Символ должен обладать свойствами созидателя и объединителя, а не нести в себе свойства ниспровергателя и разрушителя. Новый символ не должен разрушать красоты старого, а лишь объединять и развивать предыдущее.

4) Символ должен быть многоаспектным, обладать свойством эмерджентности и иметь зоны сингулярности (непознаваемости).

5) Символ должен быть нелинейно симметричным и обладать возможностью стать симметричным в целом, то есть часть признаков символа должна обладать свойствами фрактальности (фрактальная кривая это геометрический объект, объединяющий в себе свойства линии и плоскости; если это фрактальная плоскость, то в одних условиях она обладает полной непроницаемостью, а в других быть полностью проницаемой; если это линейно изменяющееся время, то в других условиях - это вихревое или комплексное время. В частности, можно предположить движение во времени самой монады, при этом время можно будет признать неподвижным или вообще отсутствующим и т.д.).

6) Символ должен быть неделим, но обладать возможностью бесконечного внутреннего развития структуры и иметь признаки противоречивости (в частном случае дуальности).

7) Внешние границы символа должны быть непроницаемы для материального и одновременно проницаемы для духовного, быть жесткими и, в зависимости от ситуации, пластичными.

       Мир, окружающий нас, обладает всеми признаками фрактальности. Может ли символ, отражающий этот мир, не иметь этого свойства? Нет, не может.

       Часть из вышеперечисленных требований  некоторым образом взаимосвязана, так, например, свойства дуальности и фрактальности. Пункт 7 фактически раскрывает и уточняет понятие фрактальности. Первые же три требования полностью совпадают с требованиями, выдвигаемыми к новой физической (и не только физической) теории.

       Cедьмой пункт выделен в отдельный пункт в связи с тем, что он обосновывает важнейшее фрактальное свойство, фактически он обосновывает понятие информационного фильтра. Символ в зависимости от степени своей эволюционной развитости обладает фильтром различной проницаемости. Более развитые символы обладают более тонкими фильтрами, а, следовательно, способны принимать вибрации более тонкого порядка.

       Сказать о символе все заведомо невозможно, философский символ имеет свой язык, который не всегда передаваем вербально, он един и целостен и одновременно состоит из частей, он способен эволюционировать многими путями, он сгусток противоречий и одновременно он указатель выхода из противоречия, он знаменует высшее бытие.

       Символ невозможно «придумать», то есть его невозможно создать путем «засучивания рукавов», написания планов и длительного размышления. Прав философ К.Г. Юнг [8] утверждающий, что символ, особенно философский, невозможно создать путем напряженных раздумий, то есть в режиме сознания. Символ это нечто приходящее к нам как из подсознания, так и сверхсознания с последующей медленной проверкой в режиме сознания. Это согласование всех режимов - подсознания, сознания и сверхсознания в единое суперсознание. Все это чем то напоминает изобретательство, когда изобретатель, решая техническую задачу, становится наиболее успешным когда над этой задачей перестает думать. Размышление действительно самый медленный путь развития. Для решения изобретательской задачи необходимо так называемое «обходное мышление». Именно так его назвали изобретатели. Хотя фактически к мышлению это не имеет вообще отношения, это нечто другое, скорее напоминающее «воспоминание» чего-то давно забытого. Передать это на вербальном уровне практически невозможно, каким-то эквивалентом можно признать особенность видения ауры человека она рассматривается не сфокусированным взглядом, а в каком-то смысле «размытым», рассредоточенным. Также и для работы с философскими символами нужен не сфокусированный разум, а нечто иное, которое можно назвать режимом Просветления и этот режим связан скорее с отключением своего сознания, своего разума и обращение к подсознанию и сверхсознанию и даже к их согласованию. Именно такой подход и оставляет нам свободу творчества. И такая свобода существует не только в изобретательстве, где не существует единственного решения технической задачи, их всегда множество и они все нужны для техногенного развития. Но этот вывод всеобщий не существует единственного правильного решения в технике, не существует единственно правильной философии, не существует единственно правильной религии, не существует единственно правильной нации (богоизбранной). Так же не существует единственно правильного философского символа, истинный философский символ, повторим еще раз эту мысль, непознаваем до конца. Ну а тем более понятны мысли, что не существует единственно правильной партии, единственно правильного подхода в науке и т.д. Не существует даже единственно правильного пути к Богу. В этом и заключается смысл нашей свободы. Это и есть наша свобода.

       Именно поэтому к философскому символу можно применить еще одно требование наличие свободы выбора. Используя объединяющий признак в развитии, символ должен предоставлять полную свободу в последующем эволюционном самосовершенствовании и возможность проявления своей индивидуальности. Такими качествами, как это будет показано далее, монада обладает в полной мере.

       Рене Генон [9] соотносил изучение философских символов со своего рода подготовительным этапом для получения высшего знания и путем к нему. К сожалению такому философскому символу как монаде, он практически не уделил внимание, хотя интуитивно и почувствовал наличие вихревого движения в ее центральной части. С позиции  современной философии информация зашифрованная в монаде, может интерпретироваться как интегрированное выражение законов единства и борьбы противоположностей, целого и части, перехода количественных изменений в качественные, сохранения энергии и вещества. В полной мере в монаде зашифрована информация и о личности, обществе, цивилизации.

Яндекс.Метрика